• 29 ноября, 2016
  • 0

В Москве уже несколько лет действует инфарктная сеть экстренной и оперативной помощи людям с острыми сердечно-сосудистыми заболеваниями. Операционные палаты в 29 сосудистых центрах города круглосуточно принимают больных в остром состоянии и спасают им жизни, удаляя тромбы и восстанавливая кровоснабжение сердца. Благодаря работе сети в 3,3 раза снизилось количество летальных исходов у пациентов с инфарктом миокарда. В этом году по аналогии с инфарктной начала работать инсультная сеть.

Но в планах Департамента здравоохранения — продолжать работу по созданию специализированных сетей медпомощи. И в 2017 году такая сеть появится для пациентов с онкологией.

Глава столичного Департамента здравоохранения Алексей Хрипун рассказал о том, какие перемены ждут городское здравоохранение в наступающем году. И в частности, об открытии записи через ЕМИАС на приём к психиатрам и наркологам, о причинах объединения женских консультаций с роддомами, о реорганизации психиатрической помощи в городе и появлении новых технических возможностей для врачей и пользователей медицинских услуг.

— Алексей Иванович, 29 и 30 ноября пройдёт знаковое мероприятие для столичного здравоохранения — ассамблея «Здоровье Москвы». Расскажите, с какими инициативами и предложениями будет выходить столичный Департамент здравоохранения?

— Это не только знаковое и информационно насыщенное мероприятие. На ассамблее «Здоровье Москвы» мы подведём итоги нашей работы в этом году и наметим цели и задачи будущего года. На одной площадке 29 и 30 ноября соберутся руководители наших медицинских организаций, ключевые менеджеры и главы клиник, заведующие отделениями, врачи, представители кафедральных коллективов — в общей сложности около трёх тысяч человек. Состоится 67 секционных заседаний по самым разным направлениям деятельности, мы познакомимся с 450 докладами, которые отражают не только научные аспекты, но и весь объём той практической работы, которую выполняли наши медицинские организации в течение года.

Если говорить о приоритетных направлениях, которые мы хотим обозначить для следующего года, то в первую очередь это продолжение борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мы планируем развивать 29 сосудистых центров, а также инфарктную и инсультную сети на их базе. Откроем 50 кабинетов в поликлиниках, которые будут заниматься профилактикой острых нарушений мозгового кровообращения и вести наблюдение пациентов, перенёсших инсульт. Сердечно-сосудистые заболевания, по статистике ВОЗ (Всемирной организации здравоохранения), чаще всего являются причиной гибели человека, поэтому профилактика и лечение этих заболеваний — это приоритет для нас.

Ещё одно важное направление — это лечение онкологических заболеваний. И третье, не менее важное для нас направление — лечение пациентов с хроническими заболеваниями. Я назвал лишь самые масштабные сферы в столичном здравоохранении, которые ждут перемены в 2017 году и о которых мы будем говорить в рамках ассамблеи. Всего же Департамент здравоохранения города ведёт более 50 различных проектов. Среди них и объединение женских консультаций в поликлиниках с родильными домами, увеличение вдвое количества психоневрологических диспансеров, реорганизация аптечных пунктов, расширение возможностей ЕМИАС и многое другое.

— Объясните, чем отличаются инфарктная и инсультная сети?

— Фактически потоки пациентов с инфарктами и инсультами распределяются по одним и тем же 29 сосудистым центрам. Инфарктная сеть, состоящая из круглосуточных операционных палат в этих центрах, уже работает в Москве. Пациента с острым инфарктом миокарда в кратчайшие сроки доставляют в ближайшую операционную, где ему проводят коронарографию, удаляют тромбы, устанавливают стенты и таким образом восстанавливают кровоток в сердечной мышце. Это помогает спасти пациента, уберечь его от инвалидизации. В том числе благодаря этой сети за последние пять лет количество умерших от острого инфаркта миокарда в Москве уменьшилось в 3,3 раза.

Инсультная сеть только формируется, и принцип её действия тот же — готовые операционные палаты с высококвалифицированными врачами в 29 центрах, которые могут принимать пациентов круглосуточно. Только задача врачей инсультной сети — удалить максимально эффективно и быстро тромб из сосудов, ведущих к мозгу, и восстановить кровоснабжение этого органа. В 21 центре тромб удаляют с помощью тромболизиса — растворяют с помощью лекарств. В восьми сосудистых центрах делают тромболизис и эндоваскулярную тромбоэкстракцию — механическое удаление тромба из сосуда. Растворение или удаление тромба в первые три-четыре часа после инсульта спасает пациента и помогает минимизировать ущерб для его здоровья.

— А появятся ли такие профильные медицинские сети по другим видам заболеваний?

— Второе место среди причин смерти для человека, по статистике ВОЗ, занимают онкологические заболевания. У нас уже есть определённое продвижение и некоторые успехи в их лечении. Например, количество пациентов, у которых диагноз злокачественного новообразования установлен на ранних стадиях (первой — второй стадиях. — Прим. mos.ru), увеличилось на пять процентов за последние пять лет. А количество тех пациентов, которым удалось продлить жизнь на пять и более пяти лет, увеличилось на 13 процентов. За этими цифрами стоят спасённые и продлённые жизни.

Тем не менее проблем в организации помощи онкологическим больным у нас ещё хватает — как в части диагностики, так и в части организации медицинской помощи. Поэтому онкология — это приоритет. В следующем году мы начнём создание онкологической сети Москвы. Её задача — привести пациента кратчайшим путём к правильному и своевременному диагнозу, назначению лечения. Главным ресурсом для достижения этой цели станут наши городские поликлиники. Они уже достаточно хорошо оснащены компьютерными и МРТ-томографами, эндоскопической и ультразвуковой техникой, обеспечены специалистами-диагностами. По сути, мы объединим работу поликлиник с онкоцентрами и больницами, выстроим чёткий маршрут движения пациента от получения диагноза до амбулаторного лечения или лечения в стационаре. Это и будут звенья онкологической сети.

— То есть диагноз будут ставить в поликлинике, а куда дальше пойдёт пациент?

— До недавнего времени диагноз «злокачественное новообразование» пациент получал лишь в онкологическом диспансере, а их в Москве шесть, четыре из них — подразделения онкологических и многопрофильных больниц.

В поликлинике пациент получал лишь направления в эти диспансеры, технических средств и специалистов на установку такого диагноза не было. Отсутствие чёткого маршрута для пациента создавало перегруженность онкодиспансеров, очереди, приводило к тому, что пациент ходил по кругу между поликлиникой, онкодиспансером и онкобольницей без подтверждённого диагноза. Упускалось время.

Но сейчас московская городская поликлиника изменилась до неузнаваемости, в распоряжении поликлиники есть все возможности для диагностики онкологических заболеваний. Если будут встречаться сложные случаи, тогда к этому процессу присоединятся онкологи, находящиеся в онкологических диспансерах.

Теперь диагноз пациент получит в ближайшей поликлинике, в больнице он получит комплексное лечение — хирургическое, химиотерапевтическое, лучевую терапию, если это необходимо. А вот долечивание и амбулаторное наблюдение будет проходить в онкологических амбулаторных подразделениях

— И только затем пациента будут направлять в больницу за получением лечения?

— Да, в один из наших онкологических больничных комплексов, на стационарное или амбулаторное отделение, в зависимости от назначенного лечения. В 2017 году мы расширим онкологическую амбулаторную сеть. Переведём 17 онкологических отделений, которые являются структурными подразделениями поликлиник, в подчинение больничных онкологических комплексов. То есть теперь диагноз пациент получит в ближайшей поликлинике, в больнице он получит комплексное лечение — хирургическое, химиотерапевтическое, лучевую терапию, если это необходимо. А вот долечивание и амбулаторное наблюдение будет проходить в онкологических амбулаторных подразделениях — диспансерах и отделениях, которые станут подчиняться онкоцентрам, но территориально останутся в поликлиниках.

— А что это даст врачам и пациентам?

— У врачей и пациента появится чёткий маршрут оказания помощи. К тому же все специалисты в поликлинике, амбулаторном отделении и больнице будут коммуницировать между собой.

Амбулаторное звено окажется в подчинении больниц, но останется приближенным к поликлиникам. Пациент сможет быстрее получать диагностику и качественное лечение, а врачам-онкологам будет проще взаимодействовать друг с другом по спорным и сложным вопросам. Для решения многих диагностических задач уже после стационарного лечения, в ходе наблюдения, эта коммуникация необходима.

В каждой городской поликлинике, в каждом филиале появятся врачи, которые будут заниматься целенаправленно и индивидуально каждым из пациентов, страдающих серьёзными сочетанными (комбинированными. — Прим. mos.ru) хроническими заболеваниями

— Вы упомянули, что одним из приоритетных направлений будет лечение пациентов с хроническими заболеваниями. В этой сфере будут перемены?

— Сейчас в восьми московских поликлиниках реализуется пилотный проект по работе с «хрониками» — пациентами, у которых одно хроническое заболевание или более. В 2017 году этот проект будет расширен на всю городскую поликлиническую сеть. В каждой поликлинике, в каждом филиале появятся врачи, которые будут заниматься целенаправленно и индивидуально каждым из пациентов, страдающих серьёзными сочетанными (комбинированными. — Прим. mos.ru) хроническими заболеваниями. Все наши врачи-терапевты, участковые терапевты к будущему году завершат обучение по работе с пациентами-«хрониками» в симуляционном центре Департамента здравоохранения при Боткинской больнице. И мы будем готовы обеспечить нужными специалистами все поликлиники.

Пациенты-«хроники» дают нагрузку и на скорую помощь, их чаще госпитализируют в остром состоянии, если лечение велось без должного контроля. Поэтому, решив задачу постоянного лечения под контролем на амбулаторном этапе в поликлинике, мы снизим и загруженность скорой помощи, и загруженность стационаров.

— Алексей Иванович, также в планах Департамента здравоохранения объединение женских консультаций с роддомами. Значит ли это, что женщины не смогут выбирать роддом, а будут автоматически переходить в тот, с которым объединена их консультация?

— Нет, у женщины всегда будет выбор того родильного дома, который ей понравится. Право гражданина Российской Федерации на выбор не только медицинской организации, но и врача зафиксировано в Конституции и законе «Об охране здоровья», и мы в своих действиях никоим образом на это право не посягаем. Другое дело, что жизненная логика, наши наблюдения и анализ показывают, что чаще всего та женщина, которая с беременностью приходит в женскую консультацию, и на роды идёт в ближайший роддом. Но она может совершенно спокойно, наблюдаясь в женской консультации на юге Москвы, выбрать для родов роддом на севере Москвы. И никаких препятствий здесь не будет.

В городе работает 132 женских консультации. Из них 100 находятся в поликлиниках, а остальные — в родильных домах. Когда женская консультация становится структурным подразделением родильного дома, то увеличивается потенциал преемственности. Это даёт возможность главному врачу и руководителю родильного дома осуществлять ротацию в акушерском стационаре и консультации, чтобы специалисты одинаково хорошо знали и помнили все этапы, через которые проходят их пациентки.

К тому же объединение с роддомом позволит женской консультации в любой момент получить экспертное исследование в родильном доме или оценку ситуации от врача в простом коммуникативном режиме.

— Для чего увеличивать вдвое число психоневрологических диспансеров? В Москве не хватает психиатрических больниц?

— Сегодня организация психиатрической помощи в Москве устроена таким образом, что значительная часть людей, страдающих психическими заболеваниями, получает помощь в стационаре. Не дома. Это не самый лучший способ решения всех проблем для них. Современная психиатрия стремится оказывать помощь пациентам в условиях, максимально приближенных к их жизни, чтобы пациенты оставались социализированными. Человек находится в домашней обстановке, но может получить быструю и качественную консультацию в диспансере, расположенном неподалёку от его дома, может посещать дневной стационар и возвращаться к семье каждый день. У таких пациентов выздоровление идёт быстрее, им проще восстанавливаться.

Для того чтобы обеспечить возможность амбулаторного наблюдения и лечения, нужно равное количество психоневрологических диспансеров по всему городу. У нас же пока 20 таких учреждений, и сосредоточены они на севере, северо-востоке и северо-западе Москвы. А вот юго-восток, юго-запад и юг имеют дефицит таких диспансеров.

Мы увеличим вдвое количество психоневрологических медучреждений, они будут располагаться равномерно по всем округам Москвы, чтобы пациенты могли контактировать с психиатрами, лечиться вблизи от места проживания.

— В городе уже протестировали амбулаторное лечение пациентов с психическими заболеваниями, оно доказало свою эффективность?

— Да, мы опробовали эту методику на работе психиатрической больницы № 3. Там было увеличено на 40 процентов количество коек дневного стационара. Пациентов, диагноз которых позволял это сделать, мы перевели на амбулаторное лечение и наблюдение. За последние два года работы больницы в таком режиме на 30 процентов сократилось число госпитализации пациентов в остром состоянии, на 45 процентов снизился уровень принудительной госпитализации.

Госпитализация в психиатрическую больницу нужна для того, чтобы вывести человека из острого состояния. Если здоровье позволяет ему находиться в социуме, он должен лечиться в амбулаторном порядке.

Есть ещё одна особенность: часть коек в психиатрических больницах занимают пациенты, которые являются инвалидами, медикаментозное лечение не может им помочь в полной мере. Таких пациентов в психоневрологических стационарах — 40 процентов. Они не способны обслуживать себя самостоятельно и никогда не будут социализированы. То есть фактически их не выписывают, или они перемещаются из стационара в стационар. Мы ведём совместно с Департаментом социальной защиты работу о передаче части своего коечного фонда в ведение интернатов, где пациентам с инвалидностью будут оказывать помощь постоянно.

— Алексей Иванович, будет ли совершенствоваться реабилитация пациентов, перенёсших серьёзные заболевания и травмы, операционные вмешательства?

— Мы сегодня видим три группы пациентов, которые особо нуждаются в эффективной медицинской реабилитации. Это пациенты с последствиями нарушения мозгового кровообращения (после инсульта. — Прим. mos.ru), пациенты с черепно-мозговыми, спинальными нарушениями, с перенесёнными механическими повреждениями (травмами), а также ортопедическими операциями. Вот три основные категории, на которых мы считаем правильным сконцентрировать все ресурсы медицинской реабилитации.

В будущем году будут скорректированы медицинские протоколы, алгоритмы и рекомендации для этих больных, маршруты лечения, включающие первый, второй и третий этапы медицинской реабилитации. Восстановление пациентов после инсульта, травм и тяжёлых операций начнётся на этапе реанимации и продолжится при долечивании и последующем наблюдении. Восстановительная помощь для этих пациентов будет организована в специализированных подразделениях системы Московского научно-практического центра медицинской реабилитации.

— Появятся ли новые функции в системе ЕМИАС в 2017 году, расширится ли её действие?

— До конца первого квартала 2017 года мы планируем совместно с Департаментом информационных технологий закончить оснащение всех бригад скорой помощи планшетами с доступом к ЕМИАС и электронным картам пациентов.

И надеемся, что до конца 2017 года электронная медицинская карта появится у всех москвичей, которые прикреплены к той или иной поликлинике. Сейчас такая карта есть примерно у 30 процентов горожан. Это самое важное, что мы должны сделать.

Но есть и другие вещи. Например, интеграция Единой медицинской информационной системы и автоматизированной информационной системы фонда ОМС, которая позволит точнее учитывать оказанные медицинские услуги, а значит, и планировать нашу работу, лучше выстраивать маршруты и потоки пациентов. Кроме того, это позволит вести учёт имеющихся лекарственных препаратов, выписки рецептов, оценивать, правильно ли были сделаны назначения лекарств. Также в ЕМИАС в будущем году начнут интегрироваться стационары. И в электронные карты пациентов будет поступать информация о том, как их лечат во время госпитализации.

— Расширится ли перечень специалистов, к которым можно будет записаться с помощью ЕМИАС?

— Планируем открыть запись через систему на приём к психиатрам, наркологам. Перечень врачей будет расширяться, я бы пока не называл точных сроков, но это неизбежный и закономерный процесс.

— Летом вы анонсировали, что появятся камеры наблюдения в кабинетах главврачей, в холлах поликлиник и у кабинетов терапевтов, которые создадут видеосвязь с ситуационным центром ЕМИАС, и вы лично сможете видеть, как работают медучреждения и есть ли очереди из пациентов. Эти камеры уже установлены?

— Конкурс на закупку систем видеонаблюдения уже объявлен. Планируем, что до конца первого квартала будущего года работы по оснащению поликлиник камерами наблюдения, которые ведёт столичный Департамент информационных технологий, будут завершены.

— Алексей Иванович, расскажите, каковы итоги разработки стандартов взрослых и детских поликлиник. Будет ли продолжаться введение стандартов качества для других учреждений столичного здравоохранения?

— Московский стандарт поликлиник полностью внедрён. Он работает во всех взрослых поликлиниках города. Стандарт для детских поликлиник ещё в процессе реализации, но отдельные его элементы представлены во всех детских поликлиниках. Что касается стандартизации деятельности других учреждений, то мы, например, разработали единый стандарт для аптечных пунктов. И мы уже приступили к его внедрению.

— А что именно будут менять в аптечных пунктах?

— Как до недавнего времени выглядел аптечный пункт поликлиники? Глухая стена с окошком в виде амбразуры. А помещение аптечного пункта должно быть просторным, светлым, чистым и опрятным. Витрина — открытой и прозрачной для покупателя. А фармацевт обязан быть компетентным и доброжелательным.

Аптечный пункт должен иметь совершенную коммуникацию с ЕМИАС и при этом давать исчерпывающий объём информации для гражданина, который пришёл за лекарством. Все 250 аптечных пунктов при московских поликлиниках будут приведены к единому дизайну и стандарту работы. Ремонтные работы уже начаты.

— И где же идёт выдача лекарств на время ремонта?

— Мы стараемся из здания аптечный пункт никуда не переносить для удобства пациентов. Как правило, он на время ремонта переезжает в соседний кабинет или на соседний этаж. Всё находится в шаговой доступности. У каждого аптечного пункта есть таблички с информацией о том, где можно получить лекарство, пока идёт ремонт. Ремонт во всех 250 аптечных пунктах завершится не раньше первого полугодия 2017 года.

— В Москве привились от гриппа более пяти миллионов человек. Довольны ли вы результатами вакцинации и ждать ли городу эпидемий ОРЗ и ОРВИ?

— Роспотребнадзор на днях объявил о том, что по Российской Федерации уровень вакцинации достиг 37 процентов. В Москве этот уровень составил 45 процентов — привито 5,5 миллиона граждан. Это хорошая база для сдерживания эпидемии. Мы уже отмечаем сезонный рост количества заболевших острыми респираторными, в том числе вирусными, заболеваниями. Но такой рост пока очень далёк от эпидемических порогов.

— Будет ли в Москве противопневмококковая вакцинация, защищающая от воспаления лёгких?

— Она есть, такую прививку можно сделать в любой поликлинике. В будущем году мы планируем расширять объёмы этой вакцинации. Такое осложнение, как гриппозная пневмония и пневмония, которая изначально развилась как вирусная, очень часто приобретает бактериальный компонент. А пневмококк очень часто является доминирующим болезнетворным микроорганизмом. И это как раз таки те пациенты, которые наиболее уязвимы и подвержены неблагоприятному исходу от гриппа. Поэтому вакцинация от пневмококка — важное мероприятие.

— А когда эту прививку делают? Есть ли возможность успеть у москвичей привиться?

— Поликлиники заканчивают вакцинацию 30 ноября. В дальнейшем вакцинация не только бессмысленна, но и небезопасна. Между прививкой и началом эпидемии должно пройти время.

— Сейчас, наверное, подводятся итоги 2016 года. Какие достижения в московском здравоохранении вы могли бы особо отметить?

— Во-первых, мы сегодня можем констатировать, что модель столичного здравоохранения, к которой мы шли пять лет, фактически реализована. Каким мы хотели сделать столичное здравоохранение и частично уже сделали? Оно должно быть компактным по своим ресурсам, эффективным по результативности, высокотехнологичным по оснащённости и профессионализму, качественным и ориентированным на пациента.

Какой бы из этих параметров мы ни взяли, в каждом есть прогресс в течение последних лет. Особенно он заметен при сравнении показателей 2010 и 2016 годов. Например, показатель общей смертности в трудоспособном возрасте. Он снизился на 22 процента всего лишь за пять лет. Или показатель младенческой смертности — он снизился на 31 процент. При этом общая прогнозируемая продолжительность жизни в Москве достигла 77 лет.

Доля пациентов, которые сегодня могут записаться на приём к терапевту или к педиатру в ближайшие день-два, достигла 98 процентов. А доля пациентов, которые ожидают приёма в самой поликлинике менее 20 минут, увеличилась на 70 процентов.

При этом количество больных, которые получают высокотехнологичную медицинскую помощь, за последние пять лет увеличилось в три раза. А возможности обеспечения лекарственными препаратами льготных категорий граждан возросла в два раза по объёму финансирования за тот же период. И это лишь малая часть позитивных изменений в здравоохранении Москвы.

Ссылка на материал: https://www.mos.ru/news/item/18356073

Оставьте комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *